radadar: (Default)
hello world,
вот это все. Теперь я буду здесь.
radadar: (железные нервы)
Прекрасное из журнала La mode за апрель 1910 года.

Советы будущей матери - стошестилетней давности.

Нужно ходить пешком на свежем воздухе, не читать дурных романов, избегать тесных корсетов, душных театров и концертных залов в пользу садов, наслаждения музыкой и живописью, и непременно нужны визиты к родным - причем если к беременным из простых, лишенным радостей дома и оттого посещающих в воскресенье со своим мужем ярмарки и кабаре, подвергая дитя риску, автор еще снисходителен, то уж женщине из общества нечего оправдываться незнанием. "Многие из этих неразумных, - пишет автор, - не осознают своего преступления, и мы надеемся, что эти строки будут ими прочитаны и вернут назад к их материнскому долгу".

А в чем же он состоит, этот долг, помимо чинных прогулок среди цветов?

"...Ожидая дитя, ей следует плодотворно изучать ребенка, читая специальные извлечения из работ наших педагогов; ей следует развить взгляды наиболее широкие, возвышенные, точные и приспособленные к выполнению ею ея материнских обязанностей, и узнать наилучшие средства, чтобы дать своему ребенку сильное здоровое тело и сильную прекрасную душу. Эта наука определит всю жизнь маленького создания, которое завтра займет свое место в семье и человечестве к их чести или стыду".

Вот так вот. Всю жизнь. А вы тут изволите толковать про раннее развитие.

 photo 20160412_203950_zpsojn3gd4e.jpg
radadar: (железные нервы)
Читаю давеча Вересаева ("Об обрядах старых и новых", книжечка вышла в 1926 году, угар НЭПа), и набредаю на вот какую историю:

"Няня–сиделка в одном из московских лечебных заведений, коммунистка сама и жена коммуниста, родила ребенка. Обращается в ячейку, просит устроить октябрины. В ячейке ответили: — «Вы — партийная, ваш муж — партийный, — какие тут октябрины? Октябрины устраиваются для беспартийных, для пропаганды». Огорченная, ушла. Через полгода обращается к одной моей знакомой, старой партийной работнице, с просьбой, чтоб она походатайствовала в ячейке, — нельзя ли ей все–таки устроить над своим ребенком октябрины. Дело вот в чем. Она и муж ее примирились с тем, что октябрин не будет, — нельзя, так что ж делать! Но у нее есть тетка, она ходит за ребенком, очень к нему привязалась. И тетка эта поставила решительнейшее требование: пусть устроят либо крестины, либо октябрины, не то она уедет в деревню или потихоньку окрестит ребенка сама. «Что же это? Ни крещеный, ни октябреный. Так какой–то — неприпечатанный!»".

Прекрасно здесь все, до буковки - и недоступность октябрин для партийных (хотя, казалось бы, кому еще они нужны, и вообще - жалко, что ли?), и попытка партийки протолкнуться все-таки по блату, и "темная тетка из деревни", выписанная, чтобы "ходить за ребенком", пока партийная сиделка вкалывает в своем лечебном заведении, и потребность снискать ребенку защиту и поддержку хоть каких-то сил.

Но самый цимес в том, что в итоге ячейка в просьбе - отказала.
radadar: (железные нервы)
Читая "Воспоминания" Екатерины Сабанеевой (née Прончищевой, в московских светских кругах прозванной "Катя-Роза" - видимо, была хороша), невольно задумываешься о том, как из относительно уже демократических 1880-х выглядит крепостное прошлое конца XVIII-начала XIX века. Особенно интересны, как водится, репрезентации женских судеб: подчеркнутых, явных жертв с точки зрения автора семейной хроники, слишком покорных, избыточно несамостоятельных, домашних, карманных женщин - и "интересных судеб" с точки зрения ее информанток о ранешних временах, когда трава была зеленее, дети и прислуга послушнее, а дворяне - ой-ой - не те, что сейчас.

"Она [крепостная старушка Пелагея, бывшая сенная девушка] была кривая, и вот, будучи еще ребенком, бывало, спросишь ее:
- Пелагеюшка, отчего у тебя глазок кривой?
- Это, сударыня-барышня, - отвечает она, - прадедушка ваш Алексей Ионович изволил выколоть".

"Я [бабушка рассказчицы, дворянка средней руки] смолоду была охотница до работ, но шерсти купить и подумать не смела: батюшка бы прогневался, если б я осмелилась заикнуться о покупке такого ценного товара. У нас ведь все было домашнее: шерстяные чулки мы носили, конечно, из домашней шерсти, не говоря уже о белье - все из домашнего холста <...> мы с сестрами носили по будням платья из домашней холстинки, по воскресеньям только ситцевые". "Поверят ли тоже, что она не только цветы сажала потихоньку от своего родителя, но и французскому языку втайне от него выучилась <...> Прадед не допускал мысли о воспитании детей: в те времена чада должны были удерживаться в черном теле в доме родителей, и он за порок считал, чтобы русские дворянки, его дочери, учились иностранным языкам".

"Раз как-то я [мать рассказчицы] стояла у окна <...> Луна взошла, ярко светила на небо и серебрила своим матовым отблеском эти цветущие деревья. Я залюбовалась и задумалась. Я была одна в комнате; вдруг кто-то тронул меня легонько за плечо. Я даже вздрогнула. Гляжу, стоит подле меня наша добрая старушечка тетушка, княжна Екатерина Николаевна.
- Варенька, - говорит она, - отойди от окна, милый друг, не гляди на луну.
- Отчего же, тетушка? Посмотрите, как хорош вечер.
- Не годится, мой друг, девице глядеть на луну: подумают, что ты влюблена."

Были там, в этих воспоминаниях, и другие женщины: великосветские красавицы, устраивавшие роскошные праздники; девушки-приживалки с прелестным голосом; старые девы, железной рукой руководившие хозяйством вдовых братьев; но отблеском эпохи - и мне, и Сабанеевой - кажутся все же эти, нежные, зависимые.
radadar: (железные нервы)
В МуАре поставили выставку "Русское деревянное": все дерево от пятнадцатого века, далее везде, и эту выставку миновать нельзя ни в коем случае. Потому что она из тех событий, которые не меняют угол зрения, а выворачивают наизнанку.

 photo 0 011_zpseuc6abmw.jpg

А ведь русская деревянная архитектура - это какая-то совершенно сумасшедшая, безумная, сверхъестественная область искусства. В конце XIX века на волне русского стиля архитекторы стали творить с деревом такое, что оторопь берет Read more... )
radadar: (железные нервы)
Я купила толстую книжку, и теперь я снова фанат стольника Безобразова, его жены Агафьи и их склочной дворни. Буду выкладывать понемногу отдельные бриллианты. Главное, не увлекаться, еще тогда умные люди говорили: хочешь, чтоб твой текст прочли - так не увлекайся:

"А что, государь, изволил ты со мною холопом своим челобитною, и я тое челобитную друзьям твоим казал. И они сказали, что написана де много, очень плодовито, и велели написать иную".

(из письма приказчика А.И. Безобразову).
radadar: (железные нервы)
Слив было шесть. Бокастенькие, синие и подернутые сизой дымкой, они лежали в небольшой глиняной мисочке посреди покрытого скатертью в розы стола. Вкусны сливы - да пожалуй, что и не были, обманчиво картиночная кожа таила под собою кисловатую плотную ткань, так отличающуюся от лопающихся соком слив киевского моего детства.

Несмотря на это - и в честь тех, киевских, - я съела четыре, муж - одну, а еще одна осталась лежать декорацией и молчаливым упреком.

Придя проведать мисочку через часок, сливы я не застала. Не будучи рачительной хозяйкой на манер хрестоматийной толстовской матери семейства, и не имея в доме младенцев с порочными наклонностями, я не обратила на этот факт внимания.

Да и стоило ли подымать шум? Еще через десять минут слива была возвращена. Ее прикатил к моим ногам кот, неслышно укравший бокастый мячик - как раз под котью пасть размером - из глиняной миски на покрытом скатертью столе.

И все засмеялись, а Ваня... какой еще Ваня?

Ипси

Jul. 14th, 2015 12:11 am
radadar: (железные нервы)
Оно же - селфи, оно же - самитка.
А по нашему, по-русски - самострел.

 photo 0 798_zpss4kfhnxf.jpg

Это тоже Эрмитаж, разумеется.
radadar: (железные нервы)
Наши люди в булочную на такси не ездят!

 photo 0 813_zps6kxidsnl.jpg

 photo 0 814_zpspt6ovy1v.jpg

Не думайте плохого, я понимаю, что у нее в руках не французский багет. Но что это?
radadar: (железные нервы)
В режиме эксперимента испекла постную медовую коврижку.
Вынула из формы, увернула в полотенце - и отлучилась на минутку.
А тут и первые ценители подоспели.

Прихожу назад и вижу на столе кота. Кот, прижавши уши, стоит передними лапами прямо на коврижке и увлеченно отъедает торчащий из-под полотенца край.

А морали не будет, какая уж тут мораль, когда коврижку спасаешь.
radadar: (убью)
Не знаю насчет третьего рима, а вот вчерашний - в Коломенском - фестиваль "Времена и эпохи" про Рим оставил впечатление отлива, обнажающего до поры до времени спрятанные милосердными волнами камни, обросшие мхом, напластования водорослей, ржавую кроватную спинку, рваный ботинок, не успевших ускользнуть крабов и морских звезд, сотню жемчужниц, дохлую мурену, топляк, два золотых дублона и отбитое горло амфоры.

Яркое солнце, гомон толпы, всяческие развлечения - чего ж тебе еще, ядовитая ж ты хрычовка? А того мне, ядовитой хрычовке, надо, чтобы на римлянах не болтались молоточки Тора и прочие викинговские пережитки, чтобы на парне в прекрасно сделанной пазырыкской шапке с украшениями не было сомнительной пряжки с буддийской символикой, и друид во флисовом пледе меня не устраивает. Ну и желательно, конечно, чтобы у девицы из лупанария не было вьетнамского зонтика, а легионеры не ходили тюремной походочкой, свесив головушку до колен. Этцетера, этцетера.

Хорошо, хорошо. Это мелкие придирки. Но, граждане. Почему нельзя, проделав работу - довести ее до конца? Это какая-то общая болезнь эпохи. Тут замажем метровую щель в стене шпатлевочкой, там подмажем приблизительно, а мусор затолкаем ногой под диван. А гости из вежливости притворятся слепоглухонемыми, что им остается.

Карнавал в Коломенском оказался больше и важнее, чем его задумывали организаторы. Поводом подумать о том, как каждый из нас строит свой Рим, хоть первый, хоть третий. Пора бы уж.

Ну и несколько слайдов для атмосфэры - под катом.

Read more... )
radadar: (железные нервы)
Текстов о том, что комсомолкам не приличествуют украшения, шелковые чулки и прочие мещанские излишества, сохранилось множество. Вот даже и в моей семье есть легенда о том, как прабабушка, первая на селе комсомолка, сменяла бальную сумочку на отрез ситцу. Совсем правильные девушки, правда, сдавали ценности на помощь узникам капитала, голодающим Поволжья, в фонд индустриализации. Выньте серьги, бросьте кольца: вас полюбят комсомольцы.

Но с комсомолками, повторюсь, все ясно.

А тут вот читаю намедни "Антирелигиозник" за 1930 год. И нахожу прекрасное и неожиданное:

На одном из собраний <школьного кружка безбожников> в апреле месяце был поднят вопрос – почему Люда Р. – безбожница, а носит серьги?

Дальше, в другом выпуске за тот же год, встречается историйка о том, как в некоторую школу пришли три училки из соседней школы, а в ушах серьги! И молодежь из безбожного кружка призвала их серьги сдать, а они-то и заартачились, дескать, это дешевые побрякушки, и фонду индустриализации никакой корысти от них. Автор из истории этой делает вывод о том, что встречаются еще в школах вот такие... темные и отсталые религиозные училки. И еще неизвестно, как у них на уроках насчет всякой контрреволюции.

В общем, серьги - признак религиозности? Упс.

Не знаю уж, как в двадцатых-тридцатых смотрели на серьги священники, но вряд ли тоже особенно одобряли и поощряли.

Бедные, бедные девушки с жемчужными сережками. Ну некуда податься.
radadar: (i say)
Кто хоть раз в жизни не озаботился проблемой энергетика? все ее решают по-своему. Ленивые прагматики покупают готовый, в банке, тауриново-кофеиновый коктейль. Трепещущие школьники, только что открывшие для себя проблему "завтра зачет", мешают колу с растворимым кофием, дурачки. Эстеты вливают шот дорогого абсента в эспрессо. Отморозки - пол-стакана дешевого абсента в половину банки энергетика. Медицински озабоченные запивают пачку глицина разведенным настоем эхинацеи; и так далее, со всеми остановками, до барбитуратов, ЛСД, you name it.

Все это делается зря.

Во-первых, это просто невкусно.
Во-вторых, все перечисленные варианты имеют последствия.

Но - ура! - нашелся идеальный рецепт идеального энергетика.
Масала-чай по-даркински.
Значитца, записываем (сердечникам, беременным и проч. отойти и не подслушивать; или хотя бы поговорить с врачом до того как).

Две части воды на одну часть молока кипятим с парой столовых ложек сахару. Когда вскипит, убавляем огонь до минимума, добавляем либо готовую смесь масала-ти, либо просто индийский черный чай, плюс гвоздика, кардамон, корица и проч. по вкусу. Насчет дозировки: дозировку подбираем, исходя из возможностей организма и пожеланий насчет срока действия. Мне хватает столовой ложки (с горкой). Варим все это еще минут пять, выключаем, под крышкой настаиваем несколько минут и пьем.

Вкусный. Ароматный. Сладкий! Моск питается глюкозой и белками! В общем, и выпивка, и закуска.

Все! На ближайшие несколько часов... вы болливудские фильмы видели? Где все пляшут, поют, радуются? Вот вы на ближайшие несколько часов превращаетесь в такого веселого индийского робота, который с бодрыми песнями и плясками выполняет сколь угодно сложные или нудные задачи.

Прелесть рецепта в том, что можно лечь спать в любую минуту. И заснуть! И никаких последствий.

Разве что не стоит заниматься физкультурой и вообще разгонять излишне пульс. Но это вы уж сами сообразите.

Жими - жими - жими ача - ача - ача!!!!
radadar: (железные нервы)
И, кстати, еще о собачках.
Фрагмент вышитой занавески XVII в., Дом Казначея, Йорк.

 photo IMG_3445_zpshthhtadi.jpg

Выше сабачек и еленя там кудрявые и прекрасные собою травы, но снимать их против света практически невозможно, так что вот так вот.
radadar: (железные нервы)
Дед Мазай Св. Мартин спасает зайцев (от гончих)
 photo IMG_3493_zpsjzsk2dif.jpg

Кузнец Вакула Св. Мартин заставляет рогатого нести за ним молитвенник

 photo IMG_3492_zpsptycozpv.jpg

(Йорк, церковь Св. Мартина, около 1440 г.)
radadar: (i say)
...оказывается, лебедь-шипун на англицкой мове называется "немой лебедь" (mute swan).

В общем, неудивительно: какой стереотипичный англичанин полезет общаться с лебедем, которому он еще и не представлен? Вот им и кажется, что лебедь - молчун. А наш человек - не только знакомиться побежит, но и выпить на брудершафт, и перо из хвоста - ну чиста на память, кореш?

На фото - английский лебледь из Бервика. Молчаливый.

 photo IMG_3816_zpse8ykfjae.jpg
radadar: (железные нервы)
... сбылась мечта. Мечта многолетняя, ослиная, упертая, хрустальная.
И я добралась наконец до Линдисфарне. И это оказалось проще простого: доехать на поезде до Бервика-на-Твиде, оттуда на такси до фермы Била, а оттуда пять нито шесть миль пешком, которые вообще-то тоже можно было бы проехать, но тогда было бы не то.

Пройти на Линдисфарне (или проехать, кому как нравится) можно всего несколько часов в день, по морскому дну: когда море уходит, оставляя после себя водоросли и раковины и лужицы металлически сверкающей воды. Главное - успеть назад до прилива, иначе застрянешь на острове Св. Кутберта.

На острове же пахнет морем и цветами, охают тюлени, орут птицы, и можно видеть руины аббатства и замчишко на горе в хорошем состоянии, но, как и во всяком хорошем паломничестве дорога - едва ли не главное.

 photo IMG_3560_zpsat70yq95.jpg

Read more... )
radadar: (железные нервы)
В метро пожилой мужчина громко, на весь вагон, рассказывает рыжеволосой своей соседке:

- А мой друг один поймал русалку
<грохот, ничего не слышно>
- на крючок, большой такой
<грохот, ничего не слышно>
- творил с ней невесть что
<грохот>

поезд подходит к станции, рыжеволосая выходит, докладчик умолчает.
По вагону реют разочарованные вздохи.
radadar: (железные нервы)
... и для того, чтобы доказать эту нехитрую максиму, я сейчас полезу в дебри английской генеалогии.

Итак, жил да был бригадный генерал Джон Карнак, много воевал и управлял в индийских колониях Короны, и попутно в 1769 году женился на Элизабет Кэтрин Риветт. Но детей у них не было, и он сделал своим наследником брата жены, Джеймса Риветта. С условием - взять его фамилию, чтобы род не угас. И с 1801 года тот стал известен как Джеймс Риветт Карнак. Его дочь, Луиза Анна Риветт-Карнак, вышла замуж за Ричарда Темпла, предок которого, некто Дикен, ввел в семью фамилию Темпл таким же сложным путем. Их сын, тоже Ричард Темпл, баронет, от этого не стал Риветт-Карнаком, потому что к тому времени баронетов Риветт-Карнаков и так развелось предостаточно, но зато потом у него и жены его, Шарлотты Мартиндейл, родился сын. Видимо, в связи с этим кому-то пришла в голову светлая мысль упрочить связи этих баронетов с теми.

И его назвали ... Richard Carnac Temple.
Да-да, Ричард Карнакский Храм, ежели буквально.

Ну и он, конечно, оправдал. Египтологом он стать не смог, потому что как все его предки Карнаки, Риветты, Темплы и проч., работал всю жизнь в юго-восточных колониях Короны, но он стал вполне известен в качестве антрополога - собирал индийский фольклор и изучал местные религиозные практики.

Так что думайте хорошо, давая детям имена. Они их иногда... эээ... реализуют.

Profile

radadar: (Default)
radadar

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 04:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios