radadar: (железные нервы)
"Однажды <...> Репин сказал ему [Хлебникову]:
- Надо бы написать ваш портрет.
Хлебников веско ответил:
-Меня уже рисовал Давид Бурлюк.
И опять погрузился в молчание.
А потом задумчиво прибавил:
- В виде треугольника.
И опять замолчал.
- Но вышло, кажется, не очень похоже".

(К.Чуковский. Современники)
radadar: (очевидность)
По всей стране, вымогая и клянча, передвигаются фальшивые внуки Карла Маркса, несуществующие племянники Фридриха Энгельса, братья Луначарского, кузины Клары Цеткин или, на худой конец, потомки знаменитого анархиста князя Кропоткина. <...> От Минска до Берингова пролива и от Нахичевани на Араксе до Земли Франца-Иосифа входят в исполкомы, высаживаются на станционные платформы и озабоченно катят на извозчиках родственники великих людей. Они торопятся. Дел у них много. (ильф&петров)


...Роман, разодранный поколениями советских людей на цитаты, вышел в свет в 1931 году, и в 1933 был издан отдельной книгой. Но если вы думаете, что хоть кто-то вынес из этой поучительнейшей истории уроки, то вы оптимист, гражданин.

А с другой стороны - может, как раз-таки и вынес?...

...Одним словом, в марте 1935 года на Сотниковской МТС (Северо-Кавказский край) появился квалифицированный специалист тов. Чередниченко Л.К., предъявивший путевку краевого земельного управления. Само собой, директор принял его с распростертыми объятиями. Во-первых, агроном с огромным опытом. Во-вторых, член партии (и еще и член польской компартии!). В-третьих, блестяще образован - окончил академию наук СССР, работал аспирантом. В-четвертых, социальное происхождение - сын заслуженного моряка, имеющего два ордена. Сам тоже награжден орденом!

А что трудового списка у Леонида Кирилловича не оказалось при себе, так это бывает: затерялся в канцелярии. Чего тут бюрократию разводить, все ясно, приступайте, товарищ, к своим должностным обязанностям.

Через пару месяцев выяснилось, что посевная сорвана, тов. Чередниченко никто за это время трезвым не видел, а тем временем в хозяйстве как-то сама собой образовалась неучтенная экономия в размере 1 (одной) тонны горючего.

Вот что бывает, если не интересоваться новинками художественной литературы.

Источник: Советская деревня глазами ВЧК т. 4 С.114-115
radadar: (размышлизмы)
"Любую книгу, попавшую в руки ал-Джахиза, какова бы она ни была, он не выпускал до тех пор, пока не прочитывал до конца. В конце концов он взял в аренду лавки книготорговцев, чтобы там читать книги. <...> Он имел обыкновение раскладывать вокруг себя целые горы книг, и вот однажды такая стена книг обрушилась и убила его. Ибн Хакан, даже когда он за чем-нибудь выходил из-за стола халифа, извлекал из рукава или из туфли книгу и читал ее <...> даже и в уборной"


(А. Мец. Мусульманский Ренессанс. М.: Наука, 1973 стр.149>).
radadar: (любофф)
Как лист увядший
Падает на душу
Простое "прощай".
つれん

...И кто мне теперь скажет, что арканар не есть воплощение японского духа? Судите сами: двор даймё и кормящиеся вокруг него самураи, то ли доны, то ли - не расслышал что-то Антон-сан - домо. У каждого два меча и пенсия в 300 коку риса, так что можно о бытовом и низменном не думать, а думать об подраться, об выпить светлого ируканского сакэ, о бабах и немножко - о поэзии. К поэзии, в общем-то, причастным быть лестно не только голодранцу Цурэну, но и оружейнику, мастеру Гаоко, не знающем, где сердце спрута, не помню, ну пусть たこの心. Монаху вот только через голову рассказывать скабрезные истории совершенно бесполезно - отрешенный от мирского буддийский монах, с бритой головой, в кашье и с боевым посохом, он не обратит внимания, но подчас, во имя господа, наму амида буцу, способен натворить таких дел, что самураям тошно станет.

А в один прекрасный день приезжает деревенский самурай Пампа, приезжает один, сгоряча, вооруженный лишь двуручным своим мечом но-дати, мечом для поля, и сходу перешибает им бамбуковую балку в корчме-сакаи. Жмутся по углам безденежные самураи-голодранцы (сацумцы?!), а серые-асигару боятся подойти ближе. Эх, асигару-асигару, голодные брюха, недолго вам осталось. Вот-вот подойдет десант черного ордена, португальских иезуитов - и все, христианское прогрессорство пойдет так, что Румате и не снилось. Но и им не придется долго властвовать над Арканаром, потому что император не потерпит, пошлет армию и долго еще будет аукаться немногим христианам та ночь, и уцелевшие восславят мудрость сына Аматэрасу.

Жаль только, что не увидит этого ни Румата-сан, ни простолюдинка-домоправительница Кира-тян, ставшая, на радость отцу-пропойце, наложницей родовитого самурая. Разве что Пашка напишет об этом к концу своей многосложной карьеры в книге о пятерых отважных, носивших обручи с камерами - в "Книге пяти колец", 五輪書.
radadar: (очевидность)
Чего-то последнее время я всё пургу только несу, нет бы делом заниматься.

Тут книжку прочитала. Кончается она вот чем, книжка - тем же, чем и начинается: тонкая, мальчишеского вида женщина (гораздо старше, чем кажется) с необычными способностями, женщина, которая может немного управлять людьми, читать мысли и всё такое, разгоняется на своем двухколесном друге, бросает верный рюкзачок - и то ли растворяется в воздухе, то ли переходит в какую-то иную вселенную, кто ж разберет.

Вы думаете, это священная книга оборотня? А Хули?

В смысле: а хули вы так думаете?

Это ж "Почерк Леонардо".
radadar: (очевидность)
Стругацкие по всем пунктам категорически правы.

Значит, перечислим пророчества насчет уходящего года (про старое - интернет да мобильник да заброшенные Зоны - не говорю):
1) стереовизоры - см. 3Д
2) далекая радуга - см. летние пожары
3) полдень - см. ЮЮ и Проект Детство 2030
4) волны гасят ветер - оказывается, среди моих друзей есть людены, хаха. Они, правда, об этом не задумывались - но людены, да.

В общем, чего-то мне все меньше нравится этот ваш мир полдня.
radadar: (Default)
Как корь, подхватила я новый взгляд на «Собачье сердце»: за Шарикова, против Преображенского. И из этого взгляда ясна становится одна простейшая вещь.

«Собачье сердце» - это история подростка из хорошей семьи. Если читать совсем уж в лоб — приемного, где все можно списать на «гены». Но Шариков-то — самодельный в самом прямом смысле слова. И от этого повесть становится еще трагичней.

Они заводят ребенка, не ради любви, а ради статуса, ради улучшения демографической ситуации, для тысячи отвлеченных целей: и конечно, любви ему не достанется. Родители очень интресуются им, пока он маленький и учится говорить. Они записывают каждое слово и пытаются расшифровать младенческий лепет: 12 ч. 12 мин. дня пес отчетливо пролаял а-б-ыр. Первое потрясение уже близко, дитя принесло (с улицы? Из садика? О Боже!) нехорошее слово. Пес (если псом, конечно, можно назвать) обругал проф. Преображенского по матери. Благородная мать семейства в обмороке (профессор никак не Сафаоф, что вы — пугливый, чуткий к искусству, оранжерейный, а главное, рождающий, он воплощает женское начало так же явственно, как Борменталь — мужское, пусть и подчиненное). Но этот звоночек остается без внимания: они еще гордятся ребенком - он их творение, их собственность, его можно поставить на стульчик, он будет звонко читать стишок, а гости умиляться и завидовать родителям вундеркинда.

Вундеркинда?

Зря сомневается профессор. «Когда я ему рассказал о своих гипотезах и о надежде развить Шарика в очень высокую психическую личность, он хмыкнул и ответил: "вы думаете?" Тон его зловещий». И сомневается ли он, или это манипуляция матери, теряющей контроль над чадом? А Шариков ведь действительно вундеркинд. Как быстро он взрослеет! Только что он читал вслух вывески, а вот уже подоспели и типичные подростковые конфликты. Он играет громкую, неприятную музыку. «Очень настойчиво с залихватской ловкостью играли за двумя стенами на балалайке, и звуки хитрой вариации "светит месяц" смешивались в голове Филиппа Филипповича со словами заметки в ненавистную кашу». Бьет стекла. Грубит старшим. Носит ужасную, с точки зрения Преображенского, одежду, потому что в среде его сверстников это модно, на Кузнецком все в лаковых. Демонстративно не желает прилично вести себя за столом. Да он просто протестует — его душит атмосфера почтенного семейства. «Да что вы все... То не плевать. То не кури. Туда не ходи... Что уж это на самом деле? Чисто как в трамвае. Что вы мне жить не даете?!». И последним аккордом, типичное подростковое: «Разве я просил мне операцию делать?». 

Разве я просил меня рожать?

Преображенский держит оборону. Ты ничтожество, говорит он своему творению, ты родился на помойке, и я могу тебя отправить обратно. И документы тебе, такому, ни к чему. Документы нужны личности, а ты так — придаток к семейству.

Документы подросток все же получает, заодно наивно отгораживаясь от призыва. «На учет возьмусь, а воевать - шиш с маслом, - неприязненно ответил Шариков, поправляя бант». Он все еще воюет с родителями. Срывает кран (он не нарочно, он еще неуклюж и груб, но взыскивают с него как за умышленное деяние). Борменталь, задавленный авторитарной супругой отец, наконец берется за воспитание сына: он пока еще сильнее, кричит громче, и у него получается до поры восстановить порядок. Парочка докторов совершенно уверена, что воспитание сводится к хорошим манерам. Ребенок должен быть послушен, удобен, и за это его даже и в цирк сводят.

Но Шариков-то растет. Связывается с неприятной родителям компанией. Читает «не те» книжки — а Преображенский, не разбирая, сразу в печку! Чужую, одолженную книжку! Откуда бы тут взяться уважению не к родителям, так хоть к их укладу? Он хочет поговорить с ними об актуальном. Конечно, он еще полон наивного детского максимализма, но родители даже не попытаются объяснить, что к чему, а сразу перейдут на личности. Приведу цитату целиком: «Вы стоите на самой низшей ступени развития, - перекричал Филипп Филиппович, - вы еще только формирующееся, слабое в умственном отношении существо, все ваши поступки чисто звериные, и вы в присутствии двух людей с университетским образованием позволяете себе с развязностью совершенно невыносимой подавать какие-то советы космического масштаба и космической же глупости о том, как все поделить... А в то же время вы наглотались зубного порошку...».

Так-то. Молчи в тряпочку. Шариков же тем временем взрослеет. Пьет. Пристает к прислуге. Но параллельно - устраивается на службу (родители против). Узнает, что имеет право на часть квартиры (а ведь имеет!). Он уже сам себя обеспечивает, и не его вина, что нет свободной площади, куда он мог бы уехать.

И тут — та-дам! - он приводит в родительский дом женщину. Оставим пока в стороне ее, лимитчицу, обратим свой взор к Преображенскому. Он же рассказывает девице наедине нечто постыдное из прошлого жениха. Ну, для ясности: до шестого класса писался в постель. Какое это имеет отношение к сегодняшнему Шарикову? Да никакого. Типичный прием потенциальной свекрови, прикрывающей участием к бедной девочке стремление защитить и свою квартиру, и, главное, свой контроль над сыном. Еще не хватало, чтобы тут поселилась какая-то там! Изгнание несостоявшейся невестки призвано еще раз продемонстрировать Шарикову, что рыпаться бесполезно.

Квартира из семьи окончально превращается в коммуналку со всеми вытекающими отсюда конфликтами. И вот развязка. Развязку можно интерпретировать по-разному. Вообще говоря, эта та самая лоботомия, которая превратила другого бунтаря — Макмерфи — в овощ. Ну, пусть будет символическая кастрация, да? И все опять тихо-гладко. Шарик мохнат, уютен, послушен, благодарен. И мысли у него простые-простые. "Так свезло мне, так свезло, - думал он, задремывая, - просто неописуемо свезло. Утвердился я в этой квартире».

А родители, судя по всему, не сложили руки. С этим не получилось — еще одного родим. К берегам священным Нила...
radadar: (Default)
Интересно, какой процент булгаковедов когда-либо страдал от мигрени? Вопрос, поверьте, не праздный. Потому что рассуждая о том эпизоде, где Иешуа исцеляет Пилата, почему-то, как ни странно, не учитывают одну простую вещь.

Мигрень - штука неприятная. Не столько даже из-за боли или ее продолжительности, или там разных сопутствующих ощущений, сколько из-за того, что голова при этом совершенно ватная. Современными средствами мигрень можно купировать, но вот четко соображать с этой придавленной мигренью все равно очень тяжко. А мысль о принятии стратегических решений вызывает тихий ужас и внутреннее сопротивление. Нет, работать-то и с мигренью приходится, куда ж деваться.

В этой малоприятной ситуации и оказываются Пилат и Иешуа.

А теперь спросите, зачем нужно Иешуа мгновенное, фантастическое, абсурдное исцеление Пилата?

Из чистого милосердия? А чего ж он тогда ждал половину допроса?

Он подтверждает свою исключительность? Добивается для себя снисхождения? Это Иешуа-то? Да ладно.

Иешуа дарит ему свободу.

Потому что очень легко оправдываться - мигренью. Ах, у меня болела голова, я не соображал, что делаю, не я виноват, а проклятая гемикрания.

А Иешуа не оставляет Пилату никаких внутренних оправданий и смягчающих обстоятельств. Только чистый свободный выбор.

Само собой, такая трактовка придает образу Иешуа некоторую... жестокость, что ли. Милосердие получается такое... о двух концах. Но христианство вообще ставит вопрос свободы выбора довольно жестко. Человеку - единственному из творений - дана свобода, а вместе с нею - и ответственность за свой выбор.

Здесь еще можно много сказать о том, как в христианстве используется метафора "исцеления", и о том, почему оно произошло именно после вопроса об истине, и что такое, собственно, милосердие,и много еще чего.

Но - вот беда - голова не варит. Гемикрания... чтоб ей.
radadar: (Default)

Сундук представляет вниманию заинтересованных лиц следующие ресурсы:

1) http://www.polska.pl/miasta/index.htm 
- Города Польши в исторических документах: сканы.
2) http://www1.uni-hamburg.de/hamburgisches_ub/index.html
- Средневековые документы Гамбурга
3) http://www.lbmv.de/mjb/startseite_mjb.html
 - Виртуальная библиотека Мекленбурга-Померании
4) http://www.rzuser.uni-heidelberg.de/~cd2/drw/F4/schill1/liste.htm
- Schiller, Karl: Mittelniederdeutsches Wörterbuch / von Karl Schiller und August Lübben. - Bremen : Kühtmann [u.a.].
1 (1875) - 6 (1881)

radadar: (Default)

Есть литература - не то, чтобы обязательно бессмертная, но в ней мое утешение. К ней я обращаюсь, когда совсем уж тухло. Знаете, бывают дни, когда смотришь бараньим взглядом на реальность и думаешь - кто из нас псих, я или эти все? Вот в эти-то дни и нужна книга, где на все загадки бытия дается четкий, недвусмысленный, а главное - позитивный ответ. 

Библию не предлагать.

Итак:
 - Хайнс. Рассказ лектора.
- Барнс. Англия, Англия. 
- Постнов. Страх.
- Сэй Сенагон. Записки у изголовья. 
- Петкевич. Плач по красной суке. 
- Мариенгоф. Циники. 

Именно эти книги я прикрою собой от пожара, потопа и медных ангельских труб. А нужные мне для выживания стихи Ф.Г.Л. я и так знаю наизусть.

radadar: (Default)
Некоторое время назад я писала о том, что купила книжку Пратчетта с иллюстрациями Пола Кидби. Для тех, кто не в курсе - в книжке фигурирует полет вокруг плоской земли героической команды из трех человек: изобретателя, мага и воина.

Вот они, под катом:
Read more... )
radadar: (Default)

- Давным-давно, - эпически начала Дарка, сдвинув очки в сторону и почесывая переносицу, - когда я была молодой и умной...
- Ври больше! - недоверчиво шепотнули из угла.
- Цыц, молодежь. Так вот. Когда я была молодой и умной, я получила золотую медаль. А в мое время это было - не то, что сейчас. Подвиг. И правительство это, знаете, признавало, и отправляло всех золотых медалистов к теплому-теплому морю, чтобы поправить здоровье, набраться сил...
- Угу, секс-драгс-рок-н-ролл, - не унималась язва в углу. Дарка, впрочем, отреагировала подозрительно благодушно.
- Нет, деточка, мы были не такие. Мы наркотиков - ни-ни, не нюхали даже. Вот винцо наши мальчики таскали, да...  - Дарка мечтательно прикрыла глаза, откинулась на спинку кресла. - Пятилитровыми бутылями, да. Так вот - стал за мной ненавязчиво ухаживать некий молодой человек. Играл со мной в теннис, говорил о Блоке и Бродском. И вот однажды, когда мы уже улетали, и он пошел по всей форме просить у меня...
- Руки и сердца! - радостно завопили из угла.
- Телефончик, дети, телефончик. По крайней мере, я этого сильно опасалась. Так вот, идет он ко мне, в пиджаке и при галстуке - а жара под сорок, Греция, знаете ли, не Шепетовка - а тут я в шортах в компании таких же отвязанных девиц и молодых людей (золотых медалистов, других там не было) с воплями и гоготом играю в подкидного дурака. Ну он мне и высказал - дескать, ошибся он во мне, неинтеллектуальная я. Пустышка. И ушел. Запрезирал, в общем.
В зале раздались плохо сдерживаемые рыдания.
*
Это я к чему - не знаю, запрезираете вы меня или наоборот, но я никогда не читала Пратчетта. И тут  вчера - не знаю, запрезираете ли вы меня или наоборот - я купила "Последнего героя". Граждане - это воплощенная мечта. Я всю жизнь надеялась, что хоть кто-то издаст Книжку С Картинками Для Взрослых, а тем временем стыдливо запасалась иллюстрированными сказками.

И вот Она явилась. Текст, слов нет, превеселый - но картинки просто убивают на корню. Всем, кому не жалко десяти баксов, рекомендую. Радость обеспечена совершенно детская.
И красный воздушный шарик - раз уж Пратчетт раздает их бесплатно :)

radadar: (Default)
Когда я вижу в каком-нибудь отдам_даром объявления о массовой отдаче или продаже книг, у меня сжимается сердце. Ведь каждая такая отдача означает целых две трагедии. Первая - умер человек. Вторая - наследникам этого человека совершенно неинтересно дело его жизни. 

Ну хорошо, с залежами узкоспециальной литературы, в общем-то, понятно. Зачем мне десятки томов по физике, например, если я не знаю даже азбуки этого специфического языка? С повторными экземплярами тоже все ясно. Но когда речь идет о том, что можно обозначить как general interest - художественная литература, альбомы по искусству, нетрудные для понимания книги специальной тематике? Тогда вывод может быть только один - наследнику книги не нужны. 

Я классическая умная эльза. Я с ужасом думаю о том, что станется с моей библиотекой через каких-нибудь полсотни лет. И если своих детей (и детей-то еще нет, вот ведь штука-то!) я надеюсь воспитать в такой же нездоровой любви к тяжелым книжным грудам, то в отношении внуков придется уже положиться на удачу, случай и прочие ненадежные факторы. На то, что у кого-то из тех, кто придет после меня, хватит если не любви и памяти - то хотя бы дальновидности, а то и  лени или жадности, чтобы не раздать, не распродать, не растрясти.  

Ведь это же я, я стою на полках и говорю со страниц чужими голосами! В каждом томе - кусочек моей истории и моей личности. Не только в подборе книг: в том, как они потрепаны, как где-то осталось пятнышко от чая, а где-то - конфетная обертка или случайный сорванный лист, ставшие закладками. В странице, на которой некоторые из них упорно открываются, в пометке на полях, в запахе пыли моих квартир. Книги, которые достались мне от прабабок; которые покупали мне родители; которые покупала я - вместо мяса, туфель и парикмахерской (как это - где моя машина? да вот же, в шкафу стоит); книги моего мужа; книги, которые мы собираем вместе - два гуманитария-хулигана в очках и с вечной присказкой - на книги не жалко. 

А ведь кому-то легче жить безо всего этого груза. Может статься, кто-то из "потомков" таким и будет. Устав от засилья книг, он решит выкинуть все вместе с пылью, и солнце хлынет в комнаты, которые, конечно же, станут просторней и веселей без книжных шкафов. Совсем неплохо, если не принимать в расчет мою манию. 

И это единственная причина, по которой мне хотелось бы жить вечно.
radadar: (Default)
Читаю Ирину Одоевцеву - о браке Мережковского и Гиппиус. Делюсь и с вами.

...Они так до самой смерти Димитрия Сергеевича и прожили, не расставаясь ни на один день, ни на одну ночь. И продолжали любить друг друга никогда не ослабевающей любовью. Они никогда не знали скуки, разрушающей самые лучшие браки. Им никогда не было скучно вдвоем. Они сумели сохранить каждый свою индивидуальность, не поддаться влиянию друг друга. Они были далеки от стереотипной, идеальной супружеской пары, смотрящей на все одними глазами и высказывающей обо всем одно и то же мнение. Они были «идеальной парой», но по-своему. Неповторимой идеальной парой. Они дополняли друг друга. Каждый из них оставался самим собой. Но в их союзе они как будто переменились ролями — Гиппиус являлась мужским началом, а Мережковский — женским. В ней было много М — по Вейнингеру, а в нем доминировало Ж. Она представляла собой логику, он — интуицию. Они вели беспрерывно дискуссии и споры, опровергая друг друга. Со стороны это казалось чрезвычайно странным. В особенности, когда эти споры происходили на собраниях «Зеленой лампы».

Зинаида Николаевна, всегда усаживавшаяся на эстраду рядом с выступавшим Мережковским, чтобы чего-нибудь не пропустить, не недослышать, вдруг прерывала его речь капризами:

— Нет, я не согласна, Димитрий. Ты ошибаешься. Это совсем не так! — После чего сразу же закипала яростная словесная дуэль, оба противника скрещивали шпаги и наносили друг другу искусные и жестокие удары.

Слушатели замирали от изумления. Некоторые из них даже считали, что это подстроено, что это «трюк» для придачи занимательности выступлениям Мережковского. Разве можно поверить, что Мережковский публично ссорился с Гиппиус? И чем же это кончится, если это не подстроено? Чем?..

А кончалось это обычно так же неожиданно, как и начиналось. Высказав с предельной резкостью все свои доводы, Мережковский сразу превращался в любящего мужа, нежно и заботливо брал Гиппиус под руку, помогая ей сойти с эстрады:

— Осторожно, Зина, ступенька. Не оступись! — подводил ее к месту в первом ряду, усаживал ее и бережно поправлял лисицу, спустившуюся с ее плеча, осведомляясь: — Тебе не холодно? Не дует, Зина? Не принести ли тебе шубку? Не простудись. И она, улыбаясь, благодарила его.

— Нет, хорошо. Спасибо, Димитрий, — и приготовлялась слушать следующего оратора. 

Совершенно идеальный союз двух умных людей (заметьте, оба - писатели, вроде бы должны ревновать к успехам друг друга!), где оба сохраняют свои привычки, взгляды, но при этом трепетно друг о друге заботятся и помыслить  не могут - как же расстаться на целую ночь.

Если вы что-то об этой паре страшно нелицеприятное знаете - именно как о брачном союзе - поделитесь, пожалуйста. Иначе р.б. Димитрий и Зинаида будут мною водружены на знамя семейной жизни, и черт знает, чем это закончится.

Ибо ирония состоит в том, что я творчества обоих - не перевариваю.
radadar: (Default)
Читаю на досуге одного нобелевского лауреата. Что значит, какого?! Того самого. Свеженького. Вижу фотографию автора в возрасте трех лет (а было это, заметим, в 1955 году). И что бы вы думали?

У родителей нобелевского лауреата были точно такие же кресла, как те, что стоят в моей боброхатке.

Какие же мы выводы сделаем, товарищи, из этого открытия? Варианты:

А. Эти кресла и нобелевский миллион евро как-то связаны (срочно надо писать роман, срочно!).
Б. Если ребенок с малолетства сидит в таких креслах, он станет нобелевским лауреатом (хм, может подождать с выбрасыванием этого кошмара на помойку? кресел, я имею в виду? Будут дети - спасибо скажут).
В. Можно выдать кресла за "те самые" и выручить за них немножко денежек на приличном аукционе (подождем, пока лауреат не помрет - и проверить будет невозможно, и за покойников дороже платят).
Г. Россия 2006-го года и Турция 1955 находятся примерно на одной стадии экономического развития.

Ваши версии?

И, кстати, как вы относитесь к Памуку?
radadar: (Default)

Сейчас я сумбурно расскажу вам, что я об этой жизни думаю.  Муж притащил мне обещанную "Снежную королеву" с рисунками Ерко. Рисунки-то выше всяких похвал. Но в тексте - АШЫПКИ. Я призадумалась: что надо было сделать с классическим текстом, чтобы в нем появились, например, "ихние стульчики"? 

И что, это свинство можно давать в руки ребенку? А как не дать, с другой стороны? И что говорить?

Еще: от некоторых слов в ЖЖ меня коробит заранее. Увидев первые буквы, я нервно вздрагиваю, и только потом, убедившись, что они все же написаны правильно, вздыхаю с облегчением. Почему "народ" так полюбил писать "патАлогия" - ума не приложу. 

Еще: в ЖЖ я не брожу в местах скопления юношества. Потому что нервные клетки не восстанавливаются. Но почему взрослые, обремененные семьями и детьми тетки пишут "лана", "тока" и "молчел"? Как прикажете понимать? 

Еще: группа родственников регулярно выдает нечто вроде "ехайте" и "махаю". Боюсь, что не могу скрыть ужас в глазах (пора бы и привыкнуть, пора бы и научиться контролировать свои эмоции, говорю я себе; сама не без греха, говорю я себе; улыбайся и маши, говорю я себе; но толку мало). Хорошо, что хоть детей у меня пока нет. Вот скажите, опытные: как объяснить ребенку, что бабушка говорит неправильно - и при этом не разрушить отношения ребенка с бабушкой?

А учительница первая моя? В свое время я читала культурологию вечерницам с факультета начальных классов. Понятно, что мой курс им ни с какого бока не упал, но меня от формального "слушали - сдали" удерживало одно: неправильные ударения, которые они делали во всех сплошь именах и терминах. Я представила себе, что когда-нибудь одна из них будет учить моего ребенка, и не смогла справиться с умно-эльзинским стремлением все предусмотреть. Я честно билась с ними месяц. Потом, поняв полную несостоятельность моих атак на сонные мозги начфаковок, предложила им, коли так, повторять сложные слова хором, как в первом классе. Идеей они прониклись и стали расставлять в конспектах ударения. Вот это я считаю моим личным крошечным достижением по уменьшению энтропии. 

И чего я от них хотела, думаю я сейчас, если легендарный диктант о колоссальной террасе, где небезызвестная Агриппина потчевала друга сердца вареньем из фейхоа, никто (никто!!) из подопытных лиц с высшим образованием не смог написать без ошибок...

Еще: откройте мне страшную тайну - зачем в смс-ке на русском языке, кириллицей написанной, заменять букву "ч" на 4? Пока писали транслитом, это экономило время, а теперь-то зачем? Кстати, против сокращений вроде о5, aka, asap, 2b и тыды ничего не имею, когда они при  деле. 

Я знаю, знаю - я старая брюзга. И я уже об этом писала. И не только я. И всем уже надоело. 

Но если я такая больная на всю голову - посочувствуйте мне, что ли...

radadar: (размышлизмы)

Сегодня, ровно в 2:20 по московскому времени, произошло крушение всех моих надежд. В буквальном смысле. Они со страшным грохотом рухнули с двухметровой высоты. А со мной едва не приключился сердечный приступ. Не потому, что я испугалась шума в собственной квартире среди ночи, вы же понимаете. 

Надежды были связаны с книжным шкафом. Он уже старый, почтенный и многоуважаемый. Под его тяжестью сломалась паркетина, и шкаф одной ножкой ушел в подполье. Шкаф, тем не менее, стоит этакой пизанской башней и падать не собирается. 

Этим-то я и пользуюсь. Свежеприобретенные книги, которые иначе расползались бы по всей комнате (вы же знаете, что такое два гуманитария под одной крышей!), я уже давно складываю на верх шкафа. В результате он вырос на треть и изрядно посолиднел. Two Towers? Ха! У меня их пять! высотой в метр! И я умею очень ловко вытащить нужную мне книжку - хотя бы и из основания центральной башни. 

Ну а вчера мы приехали из Киева. И привезли совсем-совсем немножечко маленьких тоненьких книжечек. Потому что какой же выдержанный, спокойный человек способен добровольно отказаться от свеженького пятисотстраничного исследования скифских курганов или книжки сказок с маниакально-дотошными рисунками Ерко? А о двухкилограммовой истории  вооруженных сил Украины я и говорить не буду. Что уж там. 

Естественно, два гуманитария срочно принялись рыхлить, удобрять и перестраивать свое книжное собрание. Башни подросли еще сантиметров на тридцать. И все было бы хорошо, в конце мы не положили на вершину простенькую рамку. Дескать, пусть лежит. 

Подозреваю, что она, чужеродная вавилонской библиотеке, все и испортила. Так и вижу, как склонная к суициду рамочка упорно ползет вниз, таща за собой ни в чем не повинных исконных жильцов библиотеки. Сволочь.

Результат: одна из башен, как и было отмечено выше, рухнула. Груды книг, усыпанный осколками рамочьего стекла пол. Осознание того, что в эпохальном строительстве достигнута критическая точка. 

А я так надеялась, что туда еще пару лет можно будет класть книжки. И буду их класть, да. Потому что - больше некуда.

Когда я умру, просто обрушьте на меня мою библиотеку. И могила, и памятник. Quando yo me muera!

Profile

radadar: (Default)
radadar

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 08:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios