radadar: (Default)
Почерпнула на просторах инета вот эту ссылку: http://kiuchi.jpn.org/en/nobindex.htm

Это воспоминания японского военнопленного в картинках.

Так вот, лагерь, куда он попал, был на Украине. Я в шоке. Казалось бы, наличие лагерей для военнопленных в СССР для меня, мягко говоря, не новость. И то, что они работали на восстановлении городов, я считаю правильным и справедливым. Но...

Одно но. Славянск, Дружковка - это же наши "родовые" места. Одной из тех девушек, о которых он пишет, легко могла быть какая-нибудь моя двоюродная бабка (прямые мои родственники к сорок шестому-сорок седьмому уже уехали в Киев). Вокруг Славянска после войны было множество японцев - и надо ли пояснять, что никогда в жизни я об этом не слышала?

Как много значит личное отношение к истории.
radadar: (Default)

А у меня сегодня после работы свиданка, бе-бе-бе!

В Историчке. Не, правда. В наше время это уже не называлось "ходить в библиотеку", в наше время это называлось "читать Ницше по ролям". Так что я, чесслово, пойду в Историчку. У меня там назначена встреча с Соренсеном, с Цомакион и еще с кем-то, не помню фамилии. Такую групповуху замутим - небу жарко будет. 

Но свиданка-то у меня с живым человеком, а вы как думали. С одним высоким обаятельным мужчиной, большим умницей и острословом. С ним хорошо и уютно, как ни с одним другим человеком на земле. С ним можно разговаривать - обо всем на свете. И молчать на любую тему - тоже. Я в него влюблена - по уши! 

...Сегодня все сойдется. Время. Место. Люди. Мне даже немного страшно, потому что не сходилось уже много лет: то мы не могли встретиться в этот день, то встречались где-то не там, в каком-то дурацком ресторанчике, то я проводила вечер с другими людьми, то меня не было в стране, то просто не было сил ни на что, кроме как приползти домой, упасть и заснуть - словом, все не сочеталось, шкрябало зубцами, было некстати. Сегодня, в первый раз за эти годы, наша встреча в этот день не будет карнавалом, игрой  для двоих: нам обоим действительно надо в Историчку, потому что конференция на носу, и встретиться нам надо тоже непременно, потому что друг без друга мы задыхаемся. Поэтому я верю - сегодня сойдутся шестеренки, раздастся бой старых часов, расступятся небеса, и спустится прямо в руки золотой Кракатук. 

Или не спустится. Это не так важно. Просто - те же, там же. Те же слова. Ровно десять лет спустя. День в день.

radadar: (Default)
Шестого февраля с.г. "в Государственном историческом музее в рамках проекта «Следы минувшего. Сокровища отечественной истории из музеев Российской Федерации в залах ГИМ» состоится презентация меча псковского князя св. Тимофея-Довмонта и жардиньерки из дворца князей Юсуповых". 

Княжеский меч и княжеская жардиньерка. Кель пассаж.

За всем этим мне чудится гнусная ирония, плохо пахнущая насмешка над тем, чего в нашей реальности больше нет и никогда не будет. Ни мечей. Ни князей. Ни, не побоюсь этого слова, жардиньерок. Только не надо мне рассказывать, что вот только позавчера вы видели жардиньерку в мебельном салоне - вы же и сами понимаете, что это не то.

Или же просто я зла, потому что очень уж сильно болит моя бедная голова, когда на нее обрушивается очередной воздушный замок-самострой?
radadar: (Default)


А вас не пугает чужая откровенность? 

А вас не пугает, когда вас разводят на откровенность? 

А вы способны общаться с близкими друзьями в жанре исповеди и не возненавидеть их за то, что они видели вашу изнанку?

radadar: (Default)
Когда я вижу в каком-нибудь отдам_даром объявления о массовой отдаче или продаже книг, у меня сжимается сердце. Ведь каждая такая отдача означает целых две трагедии. Первая - умер человек. Вторая - наследникам этого человека совершенно неинтересно дело его жизни. 

Ну хорошо, с залежами узкоспециальной литературы, в общем-то, понятно. Зачем мне десятки томов по физике, например, если я не знаю даже азбуки этого специфического языка? С повторными экземплярами тоже все ясно. Но когда речь идет о том, что можно обозначить как general interest - художественная литература, альбомы по искусству, нетрудные для понимания книги специальной тематике? Тогда вывод может быть только один - наследнику книги не нужны. 

Я классическая умная эльза. Я с ужасом думаю о том, что станется с моей библиотекой через каких-нибудь полсотни лет. И если своих детей (и детей-то еще нет, вот ведь штука-то!) я надеюсь воспитать в такой же нездоровой любви к тяжелым книжным грудам, то в отношении внуков придется уже положиться на удачу, случай и прочие ненадежные факторы. На то, что у кого-то из тех, кто придет после меня, хватит если не любви и памяти - то хотя бы дальновидности, а то и  лени или жадности, чтобы не раздать, не распродать, не растрясти.  

Ведь это же я, я стою на полках и говорю со страниц чужими голосами! В каждом томе - кусочек моей истории и моей личности. Не только в подборе книг: в том, как они потрепаны, как где-то осталось пятнышко от чая, а где-то - конфетная обертка или случайный сорванный лист, ставшие закладками. В странице, на которой некоторые из них упорно открываются, в пометке на полях, в запахе пыли моих квартир. Книги, которые достались мне от прабабок; которые покупали мне родители; которые покупала я - вместо мяса, туфель и парикмахерской (как это - где моя машина? да вот же, в шкафу стоит); книги моего мужа; книги, которые мы собираем вместе - два гуманитария-хулигана в очках и с вечной присказкой - на книги не жалко. 

А ведь кому-то легче жить безо всего этого груза. Может статься, кто-то из "потомков" таким и будет. Устав от засилья книг, он решит выкинуть все вместе с пылью, и солнце хлынет в комнаты, которые, конечно же, станут просторней и веселей без книжных шкафов. Совсем неплохо, если не принимать в расчет мою манию. 

И это единственная причина, по которой мне хотелось бы жить вечно.
radadar: (любофф)
Я тут уже писала о шедеврах народной графики. Так вот, если вы думаете, что в те далекие времена Дарка была пай-девочкой, вы ошибаетесь. Я тоже посильно украшала среду обитания: то смешным текстом, то карикатурой на препода. А однажды я...

Впрочем, нет. Начать надо если не с начала, то уж с середины-то точно. На втором курсе я влюбилась перед самой сессией. Влюбилась жестоко и безобразно, как никогда до того, и, честно говоря, никогда после. Естественно, на этом фоне сессия пролетела незамеченной: я сдала ее, не приходя в сознание. И дальше жила от встрече к встрече, тщательно следя за тем, чтобы ни словом, ни жестом не выдать себя. Чувствовала я себя при этом Остапом Бульбой на эшафоте. 

Четырнадцатого февраля он, словно пробуя слова на вкус, сказал: "Слушай... я люблю тебя".

Пятнадцатого февраля я нарисовала на парте сердечко. Вписала дату. 

Каждый месяц, четырнадцатого числа, я его обводила более широким контуром. Вписывала дату. Нарисованное сердце разрасталось раковой опухолью и через год, к моему несказанному удивлению, заняло всю парту. А в девятнадцать лет год "отношений" - это невероятно много. Рисовать я бросила: мне пришлось бы перебраться на пол, а это не вполне удобно - малевать на полу сердечки во время лекции.

Да и к тому же, вы можете представить себе взрослую тетку, которая каждый месяц приезжает в университет и корячится между ножками стола, рисуя очередное сердечко? За девять-то лет оно бы заполнило, пожалуй, всю аудиторию... 
radadar: (Default)
У меня были разные знакомые (имена же ты их, Господи, веси). Кто-то из них ненавидел фотографироваться, а кто-то - бирочки на одежде, срывая их с мясом. У некоторых были злобные коты, а у кого-то - даже помидорное дерево. С некоторыми можно было говорить о Блоке в тени смоковницы, а с некоторыми - спорить о том, какого пола Петербург, сидя перед бездарнейшей картиной современного художника. Все они были умницами, снобами, одинокими, странными, и все они как-то незаметно и обыденно выпали из моей жизни. 



Where art thou, who kisses thy dear fingers 

And where is thy Chinese boy Lee gone?

I think 've seen thou with some Spanish singer

(Or was it a Malayan porno star)? 
radadar: (размышлизмы)

Как вы знаете, я люблю старые вещи и старые документы. А мои собственные мемории - они ж когда-нибудь тоже станут старыми!.. И я тогда пожалею, что расхламила множество бумажечек, записочек, фигнюшечек. Даже если перед выкидыванием я  все отсканирую: ведь ничем же не заменишь ощущения старой бумаги в руках, ее запаха, ее размера, ее подлинности. Но и в архиве жить невозможно. 

К тому же есть проблемы этического свойства. Можно ли хранить

radadar: (любофф)

Итак, свершилось: дорогой супруг стал дорогим официальным супругом (ДОС). My precioussss! *голосом Голого из любимой пародии* Ух ты, колеееечко! Вот свезло так свезло! 

Фиксирую впечатления, чтоб не забыть. По уму надо бы их на ру_свадьба запостить, но во мне говорит злобный дедушка: мы послужили, и ты послужи... сынок! :) Да и не хочется портить настроение дэвушкам, готовящимся к Событию за год.

Два ключевых тезиса:
1) Если что-то может пойти не так, оно обязательно пойдет не так.
2) Все, что ни делается - к лучшему.

radadar: (пофигень)
Часов в двенадцать я, наконец, забеспокоилась. Так, слегка. Знаю же, куда он пошел и насколько разговорчив хозяин того дома.

Но позвонить можно, нет?

В десять минут первого легкое беспокойство переросло в сильную злость, подогреваемую периодическими звонками его родителей.

О чем он там себе думает, почему я должна его ждать, как Пенелопа?

Двадцать минут первого. Все, с меня хватит. Пойду спать и баста. Придет - пусть ночует под дверью.

Придет - убью!!

Двадцать пять минут. Вспоминается недавний урок вождения, собственные кривые лапки на руле и обалдело грозящая вслед клюкой бабка. Бабка, дорогая моя, золотая моя, какое счастье, что мы все-таки разминулись! А вот люди еще и права покупают...

Слушайте - а если и правда убили? Даже если и не до конца.

Двадцать семь. Да, все бывает. И кирпичи на голову падают. И вообще времена лихие... А что, если?!

И лежит...без сознания... и помочь некому... я что, вдова?! Ыыыыы...

Тридцать.

Все, пойду искать бездыханное тело, чтобы полить его слезами и попытаться реанимировать. Хотя бы буду знать наверняка. Только... эээ... братцы, времена все-таки лихие, дело Иванниковой живет и побеждает... надо бы подстраховаться.

...Вошедший муж застал Дарку в платке, повязанном на манер а ля "джихад форева" и чудом пережившей последнее расхламление жуткой куртке десятилетней давности. В зубах Дарка сжимала свисток (не испугаются, так хоть обалдеют, гады!), а в руках она крутила Страшные Садовые Ножницы, прикидывая: если что, удастся ли прокурору инкриминировать Дарке ношение холодного оружия?

- Ты чего? - только и сумел сказать муж.
- Тебя фпафать пофла, - пробурчала Дарка сквозь свисток. Подумала, избавилась от свистка, доверчиво прижалась к любимому двухметровому мужу и добавила: - Вдруг тебя кто-нибудь по дороге обидел...
radadar: (любофф)
Я знаю, чего я не хочу. Душных залов, искусственных цветов и лицемерных слез.

Ненужных вопросов. Омертвелых ритуалов. Жестких корсетов.

Я сбегу.

Я пойду в Коломенское. Я надену свои парадные крылья, прямо поверх шелка, заберусь на самый высокий курган Дьякова Городища и буду орать оттуда всякие счастливые глупости. Я буду пьяна радостью, летом и искрящимся вином. Меня будет ждать внизу один человек - без крыльев, но зато с чертиками в глазах. И будет звон и гул, и колокола, и яблони - они уже, пожалуй, отцветут, ну и что с того? И еще, пожалуй, будут тяжкие подковы белогривого коня на мягкой земле, будет плеск ручья, осторожно пробирающегося по заросшему цветами оврагу... Будет звонкая, немыслимая в городе тишина, будет тугой, песком просыпающийся меж пальцами ветер.

Вы ведь пойдете туда со мной? Правда?
radadar: (Default)
Любовь плещется в горле.

Кажется, что тело накачано ею до отказа, как шприц: чуть надави - и польется.

Profile

radadar: (Default)
radadar

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:48 am
Powered by Dreamwidth Studios