radadar: (любофф)
В 1565 году в одном стамбульском квартале на берегу Золотого рога накрыли бордель в котором подвизались Фати, Нарин, Камер, Юмни и Нефисэ. Правивший в то время сын веселой Хюррем-султан (она же Анастасия Гавриловна Лисовская, она же Роксолана, но речь не о ней) султан Селим II (тот самый, который в учебники истории вошел как Селим II Пьяница и тот самый, который умер в бане во время шутейной погони за наложницами, но речь, в общем-то, и не о нем тоже) вообще был страстным поборником исламской морали. И позакрывал все веселые дома.

В ответ на это по всему городу открылись прачечные. Клиентами этих прачечных в основном были молодые холостяки - и то, кто ж холостому парню штаны-то постирает? Тяжела доля неженатого, за все приходится неженатому платить: и за стирку, и за любовь, постоянным клиентам скидка, при покупке от двух часов стирка бесплатно. Прачками были, как вы понимаете, все те же женщины облегченного поведения.

Султан закрыл прачечные.

В ответ на это в районе Эйюп открылось множество лавок со сладостями. Тут надо знать вот что: Эйюп славился изобилием мечетей и гробниц святых, поклониться которым сходились правоверные со всего города. И ни один, даже самый ревнивый муж не мог отказать жене в посещении святынь Эйюпа. И вообще постоянное присутствие в этом районе означало только религиозное прилежание и ничего больше. Отличное место и для торговли, правильно? А задние комнаты лавок выгодно сдавались женщинам: как непорядочным, так и порядочным, зарабатывавшим на страсти любителей сладости себе на шпильки.

В 1573 году султан запретил женщинам заходить в лавки сладостей.

Тогда Стамбул охватила повсеместная любовь к лодочным прогулкам. Лодка вещь такая, куда хочет, туда и плывет, а бывает, что и заплывет на пустынный островок и...

В 1580 году сын покойного Селима, Мурад III, запретил лодочникам сдавать лодки в наем молодым парам.

Тогда к делу подключились работорговцы. Потому что никому ведь не запрещено купить себе рабыню - а если не понравится, сдать товар обратно. А потом передумать. А потом опять вернуть, но деньги, конечно, не все при этом возвращаются, потому что амортизация же, понятно. Потом, чего уж скромничать, ввели в обиход практику аренды рабынь. Можно на ночь.

Тут уже лопнуло терпение у Мурада IV, отличавшегося вполне естественной для человека, в одиннадцать лет восшедшего на престол в результате кровавого переворота, жестокостью и склонностью к чувственным удовольствиям. И он таки к тридцатым годам XVII века задушил открытую проституцию в городе. А потом умер от злоупотребления горячительными напитками. Но веселое ремесло долго еще не могло оправиться от нанесенного урона, хоронясь по закоулкам и разновсяким темным аллеям.

А уж в восемнадцатом-то веке понеслось опять.
radadar: (любофф)
Султан Мустафа III был человеком многогранным.

Начать с того, что он увлекался астрологией. И еще был признанным религиозным авторитетом, но в Стамбуле восемнадцатого века вряд ли кто-то счел бы эти два факта парадоксом - тем более, что султан строил мечети и городские здания, основывал военные школы и вообще вел себя как подобает. Еще он писал философские стихи под псевдонимом "Джихангир" - тоже дело достойное. Был мастером джирида - конной игры с дротиками - тоже похвально.

Вообще он был, правда, очень набожен, очень милосерден, а к тому же хорошо понимал проблемы экономики. Поэтому он, во-первых, построил сокровищницу-спецхран на случай чего (ох, и пригодилась же она!), а во-вторых, ужесточил законы против роскоши. Несколько женщин поплатились головой за слишком высокие головные уборы (какая ирония!) и за недозволенные меха. Религиозные меньшинства от него стонали: он законодательно закрепил костюмы для армян, евреев и христиан. Одному христианину-нищему некий добрый (добрый ли?) мусульманин подарил утром желтые туфли, а к полудню нищий распрощался с жизнью: желтые туфли не подобало носить гяуру, и кто не слышал о том указа - сам виноват. Такой вот был султан - умный, справедливый, настоящий мусульманин.

Был он при том знойный кареглазый силач, муж Михри-шах, любовник Айнюль-хаят, Айше Адиль-шах, Фехми, Бинназ, и хозяин еще множества красавиц. Но вот однажды султан влюбился в прелестницу по имени Рифат и вступил с нею - вы не поверите - в тайную связь. Под покровом ночи и плаща султан выбирался за стены Топкапы, чтобы встретиться со своей черной розой, своей карагюль. Впрочем, возможно, она была кирмизигюль, кто теперь упомнит. Учащенно билось сердце сорокалетнего султана, когда он, как мальчишка, стучал условным стуком в ее дверь. Но возраст не щадит и султанов, и скоро Мустафа понял, что ему такие переживания могут выйти боком. Тогда он поселил любовницу у великого визиря (жившего как раз напротив Топкапы), обязав того приводить Рифат во дворец тайком, через боковую дверь сада, более всего опасаясь стражей гарема. И так он встречался с нею много лет, боясь огласки в гареме, прежде чем рискнул официально назначить ее кадин - ибо одна ревнивая женщина опасна, но куда опасней пятьсот ревнивых женщин!

Доконало его, однако, не это - хотя был в истории Порты султан, трагически окончивший жизнь в бане в погоне за обнаженными одалисками. Умер Мустафа от огорчения, получив очередное непочтительное и вульгарное письмо от чигиринских казаков во время войны за черноморское побережье. Вслед за чем был заключен всем известный из школьного курса истории Кучук-Кайнарджийский мир.

По крайней мере, так рассказывают.
radadar: (любофф)
Обожаю английскую историю.

Вот взять Вильгельма Завоевателя. Он был женат, как известно, на Матильде, дочке Болдуина V.
И был у них, в частности, сын - Генрих I.

Гарри, стало быть, женился на шотландской принцессе Эдите, которая при вступлении в брак поменяла имя и стала Матильдой (чтобы норманской знати саксонским именем глаза не мозолить). Ну ладно.

И был у них сын Вильгельм, который взял в жены Алису Анжуйскую, которая в честь вступления в брак стала, вы не поверите, Матильдой.

И еще была у них дочь Аделаида. Она вышла замуж и поменяла имя. И стала... ну да, Матильдой. Я не издеваюсь. Еще она развязала в Англии гражданскую войну на двадцать лет, в результате которой к власти пришли Плантагенеты. Имя здесь совершенно ни при чем, но почему-то невесты с тех пор его как-то избегали. И вообще оставили эту дивную традицию.
radadar: (Default)
1) Сисси очень любила ходить пешком. Километров по тридцать, часов по шесть. А императрице одной ходить не пригоже, нужно сопровождение из придворных дам и секьюрити.

К сиссиному пятидесятилетию дамы, способные угнаться за государыней, просто закончились.

2) Сисси очень не любила светский треп и вообще общаться с разными скучными людьми. А во время прогулки надо же вести беседу с сопровождением. Поэтому на прогулку государыня брала с собой учителя греческого и переводчика (вместо словаря), или просто чтицу. Так были изобретены аудиокниги.

3) Сисси очень любила худеть. И мороженое. И пироженное. И худеть, худеть! А овощей-фруктов в рот не брала, вот еще, всякое сено есть. Вот мороженое - дело другое. И еще молоко. За ней во всех поездках возили коров. Даже на яхте. Но на яхте коровы заболевали морской болезнью, и молока все равно не было.

4) Сисси вообще очень любила пожрать и залить это дело литром пива. You can take the girl out of Bavaria... Но засада в том, что проделывала она это только в компании своей баварской родни, а их визиты случались нечасто. Так что злоупотреблять пивом не получалось. И она худела.

5) Сисси вела дневник в стихах. Дневник изобилует фантазиями типа "вот плыву я вся такая одна, начинаю тонуть и меня спасает чудом подвернувшийся лодочник". На самом деле за ней всегда плыли секьюры. В лодке, да.

6) Сисси владела джигитовкой, умела фехтовать, знала венгерский и древнегреческий. А в шестьдесят научилась ездить на велосипеде.

7) Сисси обожала свои волосы. Вечером три горничные расчесывали их и аккуратно развешивали за спинкой кровати. А Сисси лежала на спине всю ночь без движения - чтобы пряди не спутывались. Утром ее причесывала фройляйн Францеска, всегда в белых перчатках, а все-все выпавшие волосы фройляйн должна была собирать на серебряный подносик и показывать после завершения причесывания государыне. Государыня очень сердилась, когда много волос выпадало.

8) После тридцати лет Сисси не фотографировалась и не разрешала писать с себя портреты. А на людях появлялась под вуалью или прикрывая лицо веером.

9) Зато Сисси часто выходила на улицу без чулок и нижней юбки. И даже ездила верхом в мужском костюме, что уже верх неприличия. И любила удрать от прислуги по черной лестнице, чтобы побродить в одиночестве по парку.

10) Сисси каждый день делала гимнастику на шведской стенке, турнике и кольцах. Как-то раз перед важным приемом заходят в ее покои, а она на кольцах висит. В платье с турнюром и трэном. Минутка выдалась свободная - что ж не повисеть.
radadar: (Default)
Была в селе Павловском, что принадлежало боярину Б.И. Морозову, церковь. А в ней два священника. Приказчик села уже просто замучился с этой парочкой. Смотрите сами: 

24 января 1652. "Дралися в церкви Иван поп с Раманом* попом. Рамана попа Иван поп ушиб книгаю**, и Раман поп в церкви и повалился, и отдохнув, Раман поп бросил книгаю в Ивана попа; Иван поп Рамана попа в другорядь ушиб книгаю***"

Не проходит и двух дней, как агрессивный отец Иоанн снова нападает на своего коллегу, причем при пастве:

26 января 1652. "Были в деревне Оносьине попы на сорочинах по Иване Осмухине и тут у них промеж себя учинилось бесчинство большое: Иван поп Рамана попа убил****, и волосы выдрал, и бороду выдрал, и зкуфью збил*****. И как оне дралися, и в те поры были сторонние люди".

О чем был спор, неизвестно. Однако каков накал страстей!
________________________
* Орфография оригинала
** как выше
*** Подозреваю, что Типиконом :)))
**** побил; если бы угробил, так и написали бы - "убил до смерти"
**** *это уже серьезно; между прочим, отдельные хулиганы, собираясь драться со священником, аккуратно снимали с него скуфью. Орфография, опять-таки, аутентичная.

Источник: Акты хозяйства боярина Морозова. М-Л.: АН СССР, 1940. -Т.1.- С. 188.
radadar: (Default)
Сорок третий год. Лидия, тоненькая юная "женуличка" Вертинского, ждет первенца. А денег в семье нет. Вертинский - человек свободной профессии, фрилансер, можно сказать, и с финансами то пусто, то густо. А женуличка не служит, потому что из-за войны и японской оккупации Шанхая служить стало просто негде. Но медицина-то от этого бесплатной не стала! Да и инфляция бешеная, продукты дорожают со скоростью света...

И тогда Вертинский покупает пять больших бутылей водки и прячет их за трюмо жены. А потом, продав их в день рождения дочери, расплачивается по всем счетам недешевой клиники.

Спустя несколько десятков лет состарившаяся, но все такая же звонкая и яркая Лидия напишет об этом в своих воспоминаниях.

Вот интересно: знала ли об этом Марианна до выхода книги? И если знала - то как она жила с пониманием того факта, что ее базовая стоимость - примерно 30 литров водки?

...с другой-то стороны, я обошлась своим родителям ровно в символические три рубля. И ничего, гордилась. В моем детском сознании это была ошеломительная сумма.
radadar: (Default)

Люблю до одури старинные документы. Главное, они позволяют сплетничать без угрызения совести. Каждое слово - чистая правда, да и людей, о которых идет речь, давно нет на свете. 

Посудачим?

-  Ой, бабонькиии... Тут давеча такое былооо... Одна молодуха рассобачилась со свекром, так он ей воротник от сарафана оторвал!
- Это что, тут у одного дворовая сбежала. Ну, поймали ее. Она и говорит: на реку, дескать, шла. Белье полоскать. Это в золотной-то шапке, ага. Белье, как же!
- Вот знает же человек, как сбегать. От немца одного дура-девка смылась в одной крашенинной телогрее да бисерной перевяске. И ту немец отсудить пытался!
- Шиш на Кокуй!!
- Ох и верно, кума. Сволочи эти немцы. Тут тоже... ехал стрелец, вез птичьи клетки. Прискочил какой-то немец, да давай рубить клетки. Ой, что там драки-то былооо...! Растаскивали!
(Все, крайне заинтересованно): -  Где?! 
- У Балчуга. 
- А вообще-то стрельцы ваши тоже хороши. Один тут напился, да вилами жену с тещей на сарай и загнал! Ну покажут же ему, когда он протрезвеет!
- Охти... Зато рейтары поведения правильного. У нас в соседях бабка одна, лавочка у нее рядом со стеной есть. А у бабки внучка-сирота, и дать за внучкой нечего. Так чего ж? Рейтар один, Иваном звать, женился на девке, да еще и бабку до самой ее смерти обещался кормить.
- ой-о-ой, дать ей было нечего, да кто ж в такое поверит?! Кум сказывал, давеча крестьянский двор обокрали. Тоже все, бывало, плакались, что за дочерьми дать нечего, кроме пары крашенинных ферезей, да рубах, что сами наткали. А стали покраденное описывать, так откуда что взялось: там и кафтаны тафтяные, и с серебряными пуговицами, и шапки лисьи. Да что шапки - штаны, и те сукна заморского!
(Все, с завистью): - А-ааах! 
- Тьфу. У нас в сороке с попа последнюю шубу сняли, а тут такие богатеющие крестьяне! Стыдоба!
- С попа? Да какой же нехристь..?!
- А вот и представьте, бабоньки: с попа! шел он себе по улице, а тут его один мужик для душеспасительной беседы в дом пригласил. Ну и снял с попа и шубу баранью, и шапку, и даже, прости Господи, рубаху.
- Знаем мы эти душеспасительные беседы. Небось пили? 
- А что ж, попы не люди, аль как? Благочинно же пили. Это вам не немцев из корчмы выкидывать...

radadar: (Default)
Полезла в "Автобиографию" Чарльза нашего Дарвина.

Вот что он пишет о своем детстве:

"Могу здесь признаться также, что в детстве я нередко сочинял заведомый вздор и притом всегда только для того, чтобы вызвать удивление окружающих."

"Когда я кончил школу, я не был для моих лет ни очень хорошим, ни плохим учеником; кажется, все мои учителя и отец считали меня весьма заурядным мальчиком, стоявшим в интеллектуальном отношении, пожалуй, даже ниже среднего уровня. Я был глубоко огорчен, когда однажды мой отец сказал мне: «Ты ни о чем не думаешь, кроме охоты, собак и ловли крыс; ты опозоришь себя и всю нашу семью!"

radadar: (любофф)
А вы знали, что Дарвин - внук Веджвуда?! Того самого, в честь которого назван веджвудский фарфор? 

*Читаю письма Дарвина сестрам с борта "Бигля". Через абзац хочется нажать на "мемориз". *

На "Бигле", кстати, Дарвин плавал, будучи еще длинным худосочным юнцом двадцати двух лет от роду. Сокрушался, что знакомые шропширские барышни повыскакивали замуж. Страдал от морской болезни. 

А еще пенял сестрам, что те не читают романы мисс Остин, хотя о последних хорошо отзывалась супруга графа Лондондерри.

И среди всего этого как-то незаметно совершил переворот в науке.
radadar: (Default)
А О.М. Фрейденберг, оказывается, двоюродная сестра Пастернака! И все об этом знали, кроме меня, и ничего мне не сказали!

Вот так живешь-живешь - и ни-че-го не замечаешь.
radadar: (Default)
А Урсула Ле Гуин, оказывается, ни много ни мало, дочка Альфреда Кребера!

Вот вам и земноморье, вот вам и острова. Культурные ареалы это, вот это что такое.

Profile

radadar: (Default)
radadar

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 08:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios