radadar: (размышлизмы)
Нгуены, князья города с лиричным именем Хюэ и почти всего центрального Вьетнама, дорвались до короны невовремя. У них было все, что подобает императорам: сотни прислужников и наложниц, золото, слоны, почтительные мандарины, шелковые одежды, роскошно украшенные дворцы и сады при жизни, огромные гробницы после смерти - ну все, все. Одна незадача - на юге страны строились новые католические храмы, а вслед за миссионерами приходили французские военные корабли Наполеона III, а на кораблях привозили пушки и губернаторов. Императоры гордой семьи Нгуенов были, конечно, против - но власти у них все равно становилось все меньше и меньше.

Только им и оставалось, что строить дворцы, сажать деревья и воспитывать сыновей.

 photo citadel_zps56bd332c.jpg
radadar: (размышлизмы)
Георг был принц и был хорош собой, но склонен к раннему ожирению: любым политическим вопросам, как про него однажды сказали, он предпочитал бабу и бутылку. Что влечет за собой. Еще он был мот.

И однажды в кругу друзей он встретил женщину, которая покорила его сердце. Это была... скажем так... неподходящая женщина. Она не была особенно красива: слишком тяжелый подбородок, слишком округлое лицо, слишком длинный прямой нос, слишком умные глаза. Она не была нежна, она говорила все, что думала, и это нередко были резкости, а то и соленые шуточки слетали с не слишком пухлых губ; а когда она смеялась, обнажались не слишком ровные зубы. Она не была скромна. Она не была знатна или богата. Она не была и молода: на семь лет старше принца и дважды вдова. В конце концов, она была католичка, а законы специально запрещали членам королевской семьи браки с католиками. Зато у нее были пышные светлые волосы и глаза цвета лесного ореха.

Принц волочился за нею, забыв обо всем. И наконец, они сочетались тайным браком и поселились под одной крышей. В самом этом факте нет ничего удивительного - многие его братья делали ровно то же самое, но пикантность ситуации нашего принца в том, что он-то был наследником престола.

Прошло почти десять лет, чувства подувяли, у принца завелась любовница, графиня Фрэнсис - сорокалетняя мать десятерых детей и бабушка одного внука, переходившая как вымпел от одного члена королевской семьи (милая двусмысленность!) к другому.

Тем временем - принц был мот, мы помним - копились долги. Принц оказался перед лицом банкротства, но народ в лице парламента мог выкупить его из долгового рабства. И парламент пообещал это сделать - при условии, что принц женится и у него появится наследник. И вот, в июньским днем 1794 году Мария получает письмо. В этом письме нет слов "я люблю тебя". Не написано: "прости, я скотина". А написано там примерно следующее: "Настоящим, г-жа Ф*****, имею честь уведомить Вас о прекращении наших отношений в связи с необходимостью поправить мои финансовые дела. С наилучшими, Принц". А графиня Фрэнсис сосватала принцу подходящую невесту - настоящую немецкую принцессу. Ее звали Каролина, и она приходилась принцу кузиной. Она была довольно мила, но... немка, да.

Разумеется, принц и Каролина не видели друг друга почти до самой свадьбы. После первого свидания принц потребовал - немедленно! - стакан бренди, а принцесса, выйдя из комнаты, огорченно прошептала графине Фрэнсис: он вовсе не такой красивый, как на портретике! И толстый!

Тем не менее, свадьба состоялась. Как потом напишет Каролина, в первую брачную ночь принц выпил лишнего и свалился спать. В следующие ночи он собрался с духом и выполнил свой долг перед отечеством трижды. В конце концов, рассудил принц, никогда еще секс не оплачивался так высоко. Через девять месяцев Каролина тоже выполнила свой долг - родила дочь и наследницу. Через три дня - не успели еще отзвенеть колокола в Кентербери - принц написал завещание. Все свое состояние он отписал Марии, "своей жене перед лицом Небес", а Каролине и новорожденной дочке - один шиллинг.

Каролина немедленно уехала домой к маме, а принц попытался вернуться к Марии. Но Мария его не приняла.

Дальнейшая жизнь их складывалась различно. Мария тихо жила в своем лондонском доме на вдовью ренту, удочерив двух девочек. Принц проводил время с любовницами, проклиная всех жен, называя распутницами, и утверждая, что его женили насильно. Каролина путешествовала по Европе, но в конце концов осела в Италии и завела там себе пылкого итальянца. Дочь их, Шарлотта, умерла в родах в 1817 году. Отец же принца, король, медленно сходил с ума и наконец умер, а принц из регента стал королем. Пришла пора короноваться, и Каролина вернулась из своей Италии, чтобы короноваться с ним вместе.

Упс.

Принц приложил все усилия, чтобы развестись с ней. Но - - снова упс - развестись можно было лишь в случае доказанного адюльтера. Виновны были оба - но оба этого признать не желали. Принц довел дело до разбирательства в парламенте, а там оказалось, что Каролину все (в общем, обоснованно) считают невинной жертвой принцева (теперь уже королева) самодурства, она страшно популярна, и... короче, развод ему не дали. Но на коронацию он ее все равно не пустил. Монарх, че. Через несколько дней она умерла.

Потом... прошли годы, и Георг тяжело заболел. И только тогда Мария отправила ему письмо, но ответа не получила.

Она не знала, что король умер с ее письмом под подушкой. Он все-таки любил ее, засранец.

Его преемник предложил ей герцогскую корону.

Она отказалась, выговорив себе взамен право носить по королю траур и одевать лакеев в ливреи королевских цветов.

Она все-таки любила его, гордая женщина.
radadar: (размышлизмы)
Генрих I очень любил женщин - в общей сложности, он наплодил больше двадцати бастардов. Но больше всех он любил одну.

Теперь, пока мы не углубились в романтические подробности, набросаем политический ландшафт, на котором развернутся события. Конец одиннадцатого века, норманны закрепились в Англии и постоянно покушаются на независимость уэльских и ирландских королевств - а их короли тоже норовят половить рыбку в мутной воде и отхапать кусок у соседа. Мира нет и не будет еще долго - и ценятся мужи, способные твердой рукой держать меч.

Так вот, в один далекий от прекрасного день 1093 года норманны в бою убивают Риса ап Теудура, короля Дехейбарта, а жену его, Гуладус ферх Риваллон, и дочь - Нест ферх Рис - привозят торжественно в качестве королевских заложников в Виндзор. Гуладус забирает себе в качестве законного приза Вальтер ФицОрто, норманн итальянского происхождения, коннетабль замка, соратник и друг Вильгельма Завоевателя. Нест же, которой только-только исполнилось тринадцать, была настолько хороша собой, что в нее без памяти влюбился двадцатипятилетний Генрих, сын Вильгельма I и брат текущего короля Вильгельма Рыжего.

Так Нест ферх Рис стала любовницей принца, родила ему двоих сыновей, и жили они, в общем, долго и счастливо. Она расцвела в великолепную леди, и по ней сходили с ума все рыцари Виндзора - включая сына коннетабля, Геральда.

Ну то есть вы понимаете, да? папинька спит с принцевой тещей, а сыночек засматривается на принцеву любовницу. Но страдает молча.

Как известно, на всякой улице может перевернуться грузовик с пряниками. Вот и Геральду повезло, причем дважды. В августе 1100 года Рыжий получил на охоте стрелу в глаз (поговаривают, не без участия любящего братца), отчего и помре; а Генрих развил бурную деятельность. Он теперь король, и ему нужны законные, понимаете - законные наследники! Зимой этот обалдуй женится, а пока он срочно спихивает Нест замуж. За Геральда. Он так давно намекал, что ж не потрафить верному вассалу. В качестве бонуса Геральд получает от короля Пемброк (чтобы Нест не маячила при дворе законной королевы), а в качестве приданого принцессы Нест - обширные земли в западном Уэльсе.

Так Нест стала законной женой Геральда, родила ему пятерых детей и жили они долго и вполне себе счастливо. И о красоте и мудрости Нест слагали песни, и не было рыцаря в Пемброкшире, который не сходил бы с ума по леди Нест.

Это все присказка, а вот на Рождество 1109 года началась, собственно, сказка. Read more... )
radadar: (любофф)
Ей было двенадцать лет - возраст, когда девочки мечтают о романтической любви и тайных свиданиях. А еще, говоря языком протоколов, в том хронотопе, где обитала Джоанна, это был возраст согласия. Чтобы дополнить ее портрет: она была красива. Еще она была сиротой, дочерью человека, казненного по подозрению в заговоре против Короны; впоследствии семья была реабилитирована, имущество возвращено, а над юной леди была назначена официальная опека.

Да, чуть не забыла: ее отец, тот самый, казненный, был единокровным братом короля. Вот теперь вроде все.

Так вот, ей было двенадцать, она была представлена ко двору, и в один прекрасный день ей встретился прекрасный собою мужчина - сенешаль ее опекуна; Томас был, что характерно, тоже сыном казненного за измену, и активно заглаживал вины папеньки на полях сражений, на суше и на море. Было ему тридцать три года, и уж не знаю, кто кого соблазнил, но только они заключили тайный брак (как деликатно написано в протоколе - без присутствия священника). Брак был немедля консуммирован, после чего новобрачный отбыл за море и продолжал там успешно воевать.

А вот не надо уезжать в командировки, когда у тебя дома молодая жена.

Что произошло за год, пока его не было, не вполне ясно. Поговаривают, что у нее что-то было с королем - по крайней мере, многие считают, что Подвязка упала именно с ее стройной ножки. Так или иначе, король озаботился тем, чтобы выдать ее замуж за некоего Уильяма, сына ее опекуна, чтобы не выносить уже сор из избы. Если бы дело было сейчас, она бы выставила статус "все сложно", и намек был бы понят - но увы, фейсбук еще не придумали, и ей пришлось выйти замуж.

Новый муж был, для разнообразия, ее ровесник. Мудрено ли, что, когда из походов вернулся первый, он... мнэээ... несколько удивился? Уладить дело миром не вышло, и он подал в папский суд. Пока в Авиньоне суд да дело, оба мужа Джоанны развлекались по-мужски: Уильям запер жену в замке и пытался срочно заделать ей ребенка, а Томас на каждом турнире бросал Уильяму вызов с целью перестать тратить деньги на авиньонских крючкотворов, решив вопрос, так сказать, радикально. Ни то, ни другое не удалось, но в итоге - через каких-то восемь лет - суд постановил вернуть Джоанну первому мужу. И жили они долго и счастливо, и было у них пятеро детей, из которых выжило целых четверо; а в возрасте тридцати двух лет Джоанна овдовела.

Вопрос, насколько она огорчилась, оставим за скобками, тем более, что за ней уже давно ухлестывал ее двоюродный брат двумя годами ее моложе, что характерно - принц. Однако пока был жив Томас, ему приходилось искать утешения в других постелях, оставляя на память множество бастардов, и вся эта история его сильно огорчала. Мудрено ли, что, увидев возможность вклиниться между мужьями Джоанны, он постарался ее не упустить?

И вот теперь представьте себе картинку. Она:
1) старше него и вообще по меркам того (да и нашего, если честно) времени не особенно молода;
2) его двоюродная сестра;
3) с двумя мужьями и скандалом в анамнезе;
4) подозреваемая в давнем романе с его же отцом;
5) и четырьмя детьми разного возраста;
6) из которых трое были его крестниками;
7) причем главный юмор в том, что по тогдашним законам, живой бывший муж (а Уильям умирать не собирался) мог претендовать на всех детей своей жены от всех ее последующих браков.

Есть надежда выйти замуж за принца? Ну, мягко говоря, неподходящая невеста для наследника престола.

Ан тем не менее, принц сначала женился на ней тайно (рассудив, что ей не привыкать стать), а затем настоял-таки на своем и добился королевского благословения и папского разрешения на брак (он вообще был непростого характера товарищ). И они таки поженились, Эдуард Черный Принц, и Джоанна графиня Кентская, известная также как Прекрасная Дева Кента, и было у них двое детей, и она сначала активно проматывала королевскую казну, а потом еще и пережила мужа на девять лет и успела побыть вдовствующей королевой при их сыне, Ричарде II.

И народ ее очень любил, кстати.
radadar: (любофф)
Обожаю английскую историю.

Вот взять Вильгельма Завоевателя. Он был женат, как известно, на Матильде, дочке Болдуина V.
И был у них, в частности, сын - Генрих I.

Гарри, стало быть, женился на шотландской принцессе Эдите, которая при вступлении в брак поменяла имя и стала Матильдой (чтобы норманской знати саксонским именем глаза не мозолить). Ну ладно.

И был у них сын Вильгельм, который взял в жены Алису Анжуйскую, которая в честь вступления в брак стала, вы не поверите, Матильдой.

И еще была у них дочь Аделаида. Она вышла замуж и поменяла имя. И стала... ну да, Матильдой. Я не издеваюсь. Еще она развязала в Англии гражданскую войну на двадцать лет, в результате которой к власти пришли Плантагенеты. Имя здесь совершенно ни при чем, но почему-то невесты с тех пор его как-то избегали. И вообще оставили эту дивную традицию.
radadar: (Default)
Король говорит. Обалденно говорит, надо признать; а я сама не своя до приличного английского (ухо слышит, зуб неймет, это платоническая любовь, разумеетсо).

Но это.

Итак, разговаривают в Балморале Берти (Берти! боже ж мой! нет, не Берти Вустер, нет) и Дэвид. Берти попрекает: дескать, давно хотел с тобой, братец ты мой легкомысленный и любвеобильный, повидаться. А тот ему, не отвлекаясь от поисков бухла:

- Занят был.
- Чем это ты был занят?
- Kinging.

Проржавшись, мы с Бобром переперли это как "Королил".

Но потом я заглянула в гугль. Хаха. У этого дивного словца есть и совсем переносное значение. Сразу становится понятно, чем он там был занят (с миссис Симпсон). Beastly bastard.

Profile

radadar: (Default)
radadar

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:48 am
Powered by Dreamwidth Studios